Игра закрыта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Игра закрыта » Рукописи » Малая столовая


Малая столовая

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

Одна из комнат Замка Семи Камней, выполняющая функцию малой гостинной и столовой. Обставлена со строгой роскошью и вкусом. Полы- наборный паркет из ценных пород дерева с малахитовыми вставкми. Стены- все тот же камень, но в данной комнате отштукатуренный и покрашенный в темно -бежевый цвет.  На стенах картины - в основноом морские и лесные пейзажи. И только один портрет- большая картина с изображением вооруженного мужчины в рыцарских доспехах в полный рост. Портрет Оргена Беспощадного. У стен, на небольших мраморных постаментах - высокие напольные китайские вазы.
Комната зрительно разделена на зоны- обеденную и гостинную.
В обеденной зоне - овальный стол, накрытый белоснежной скатертью и  сервированный тонким фарфором.
Три удобных полукресла вокруг стола.
Гостинная зона- небольшой диван у камина,  кресла, рояль.
Готические , узкие окна днем наглухо закрыты ставнями и забраны шторами.
Комната освещена свечами в бронзовых канделябрах.

2

мост висельников

Карета, запряженая парой вороных скакунов, с грохотом пронеслась по брусчатке улиц города и выехала за город. Но.. вопреки ожиданию, свернула не в сторону богатых пригородных поместий, а на дорогу, по которой мало кто ездил, будучи в своем уме- в сторону "Зловещей тишины". Район, в котором опасалась селиться даже законопослушная нечисть.
Попетляв по дороге, возница повернул  лошадей с поросшего мстами травой  тракта на проселочную дорогу. Справа лес, слева лес... И никакого жилья
Но вот деревья расступились, и взору открылись рвущиеся вверх мрачные шпили и башня Замка Семи Камней.
Миновав заросший парк, карета остановилась и мужчина в черном в первый раз за все время поездки нарушил молчание.
-Господин ожидает  Вас
Локей распахнул  дверь кареты, опуская подножку.
Незнакомец вышел,  проводил гостя в малую гостинную, где уже был засерверован стол, в вазах стояли цветы, а огоньки пламени весело лизали фитили  свечей, заливая комнату теплым светом. 
- Располагайтесь,  месье Аррагона.
С этими словами  незнакомец вышел, оставляя гостя в комнате одного и давая время ему освоиться.

Отредактировано Члены ордена масонов (2008-09-06 22:22:16)

3

Мост Висельников

Камни под копытами лошадей недовольно и гулко отзывались на удары железных подков, а эхо, подхватывая резкие звуки, разносило вокруг этот дикий топот. Карета медленно покачивалась на упругих рессорах, стараясь сгладить неровности дороги, но дроу этого, казалось, не замечал. Подперев голову рукой, мужчина смотрел на проплывающие пейзажи, а в голове вертелась всего лишь одна шальная мысль:
Зачем я это делаю?
Можно было накинуться на незнакомца, нет, даже достаточно было поднять кутласс и нацелить дуло мушкетона в лоб, чтобы карета остановилась и Аррагона спокойно мог вернуться на корабль, но нет, он продолжал сидеть, покачиваясь в такт мягким движениям экипажа, сидел и ничего не делал.
Апатией это чувство назвать было нельзя, поскольку в крови кипел, бурлил адреналин, а голова раз за разом строила воображаемые проблемы и их решала, но при всем желании делать что-то, рваться вперед, сражаться, пить этот неиссякаемый источник энергии, зовущийся жаждой приключений, полукровка сидел, расслабленный донельзя, и бездумно поглаживал наборную рукоятку сабли.
Наверное так чувствует себя молодой ворон, готовый вывалиться из гнезда в полет, но неизменно знающий, что там, в небе, уже ждет его голодный сокол.
С силой сжав рукоять, так что в кожу буквально впились темные кожаные ремешки, намотанные на железо, Сайгон наконец очнулся от дурмана, полностью отдаваясь течению, что несло его вперед, в ту самую акулью пасть.
Мягко, как настороженный кот, спустившись из кареты (порядком поднадоевшей даже за короткую поездку) дроу улыбнулся любезно проводившему его посланцу и вновь остался в полном одиночестве.
Первым, почти инстинктивным желанием, было проверить как выходят из колец мечи, вторым – оглядеться, но капитан не стал бы бароном, если бы всюду следовал только инстинктам.
Медленно, сохраняя чувство достоинства, мужчина прошелся по периметру комнаты, разглядывая вазы и картины. Особого восторга раритеты у Сайгона не вызвали, благо сами предметы искусства интересовали его мало, однако прикинув их стоимость, пират едва ли не присвистнул.
Что ж, интересных ответов становилось все больше, впрочем, как и вопросов.
Добравшись до плотно закрытых ставень, буквально чувствовавшихся за шторами, Ксантос улыбнулся уже сам себе, демонстрируя воображаемому отражению крепкие белые зубы, так несвойственные пиратской братии. Что ж, хотя бы солнечный свет, плохо действующий на вампирскую кожу, не оказался очередным мифом, это не могло не радовать.

Отредактировано Сайгон (2008-09-06 22:47:35)

4

личные покои Брута

- Сир, ваш гость вооружен.
-Осттавьте.
-Но сир...
-Я сказал- оставьте!

Безмолвный, короткий диалог с невидимой охраной замка, пока Брут шел по сводчатым мрачным переходам в малую гостинную, где слуги накрыли стол. Древний вампир не очень любил эту комнату, предпочитая изыскам и роскоши девятнадцатого века , запах веков древних камней стен замка, утонченную грубость канувшей в Лету эпохи средневековья. Но, в силу положния,  приходилось общаться с разными людьми/нелюдями, а статус требовал модной роскоши века.
Не доходя  несколько метров до дверей в гостинную, Брут свернул в небольшую потайную комнату и тронул завиток кандилября. Скрытый хитроумный механизм бесшумно сместил узкий камень в кладке, открывая обзор соседнего помещения.
Пират неторопливо шел вдоль стены , рассматривая картины. Горделивая осанка, прямая спина, независимый взгляд, словно морскому сорвиголове сам черт не брат, ак жизнь - бексонечный бег по лезвию бритвы. Губы вампира невольно тронула ухмылка, голова качнулась . Мужчина провел ладонью по лицу, смахивая усмешку,  словно паутину.
-Эх, Гай, Гай.. Угораздило же тебя. Впрочем, какие твои годы...мальчишка.
Дверь открылась,  и примэро вошел в гостинную.  Не торопясь, но и без нарочитой небрежности. Спокойная одежда - шелковая темная рубашка с большим вырезом, в котором тускло поблескивала длинная золотая цепь, чей конец терялся в складках материала. Брюки и высокие сапоги тонкой кожи. Без официоза, но и без домашней, расслабленной небрежности.
Светская улыбка гостю.
-Здравствуйте,  Сайгон... господин Аррагона.
Приветливые, негромкие и четкие  слова, несущие информации больше, чем кажется на  первый взгляд. Если капитан Сайгон был личностью едва ли не легендарной в узких кругах, то назвать его родовым именем могли не многие. И уж тем более не вмпинр, которого он видел впервые.
НЕбольшая пауза дающая дроу переворить информацию о том, что прежде чем позвать на обед, о нем потрудились  собрать  сведения .
-Меня зовут Марк Люций Брут. Я рад, что вы приняли мое приглашение.
В последней фразе ни намека на угрозу, но ... в голове почему-то возникает мысль, что не принятие  приглашения могло  негативно отразиться на здоровье.
Тем времнем вампир подошел в накрытому столу  и снова чуть  улыбнулся гостю.
- Присаживайтесь, Сайгон.
Дождавшись, когда дроу сядет, Брут сел в кресло напротив. Скользнул ненавязчивым взглядом по лицу эльфа, по плечам и рукам.
-Что предпочитаете?  Вино? Виски? Коньяк?
Тем времнем в зале, бесшумными тенями заскользили слуги, молча предлагая гостю салаты в небольших вазонах,  паштеты, холодные закуски, способные удовлетворить самый взыскательный вкус.

5

Хозяин дома появился истинно в нужный момент ,да при полном параде. Рядом с таким красавцем увял бы самый изысканный дворцовый щеголь, а уж они то, как никто другой, знали способы преподнесения собственных бренных туш в лучшем виде.
Высокий, темноволосый, с надменным взглядом из-под четко очерченных бровей и упрямым подбородком, такой привык повелевать и подчинять, не ожидая отказов и хоть какого-то сопротивления.
Стоило ли теперь удивляться, что о господине Бруте легенд ходило едва ли не больше, чем о Калигуле, но все равно, при встрече, все слухи блекли, как карты оставленные на ярком и безжалостном солнце. Светлые брови полукровки едва заметно приподнялись, отображая то самое удивление, которое читалось в насмешливом взгляде. Знай Марк своего гостя чуть лучше, скажем, на пару сотен лет, он был мог прочесть и целую фразу по одному этому жесту:
А я предполагал что те, кто у власти, либо морщинисты и стары, либо безмерно толсты и напыщенны. Как я удачно, однако, ошибался!
Машинально следя за передвижениями вампира, Сайгон, однако, не отказал себе в удовольствии разглядеть хозяина дома без всякого стеснения или соблюдения рамок приличия. Вампир, сказать по чести, умел производить впечатление, и, будь на месте Барона хотя бы Черная кошка, ждал бы «феодала» более чем горячий ответ на приветствия. Впрочем, хозяину таинственного замка несказанно повезло, когда «на борт» он пригласил лиловоглазого пройдоху: ни томных взглядов, ни воздыханий, ни немого восхищения вспыхнувшего вслед за фееричным появлением вампира не последовало. Даже наоборот, тот самый «г-н Аррагона», отчего-то нахмурился, при упоминании своей фамилии и улыбнулся в ответ на приветствие куда сдержаннее, чем минуту назад улыбался своим мыслям.
Впрочем, недовольство поспешило скрыться с глаз долой за маской того самого лисьего лукавства, которым славились едва ли не все пойманные и не пойманные пираты.
Ловко сняв с седой головы излюбленный головной убор, дроу, не без насмешки во всем движении едва заметного поклона, ловко примостил шляпу на спинку соседнего кресла и скинул туда же плащ, давая понять, что чувствует себя «почти как дома».
Опустившись в большой и разлапистый предмет мебели, Ксантос непроизвольно выпрямился еще больше, с тоской осознавая что задница буквально проваливается в непривычный уют пружинистых подушек. Слова Ведьм про: мягко стелют, но жестко спать, как-то сами собой, всплыли в памяти, и улыбка пирата стала непроизвольно шире, прямо-таки как оскал излюбленного пиратами черепа с костями.
Для лучшего «проведения переговоров» представив себе, что все его в этой жизни устраивает, Сайгон несколько неприлично откинулся спиной о мягкую спинку, и воззрился на мертвеца.
И черту стало бы понятно: такие кресла, таких красивых, уверенных в себе вампиров, и такие приглашения – Барон не любил, ровно как и обеды у тех, кто по причине отсутствия жизни не мог отравиться даже мышьяком, но теперь уж точно выбирать не приходилось, потому, бравому разбойнику только и оставалось – идти в нападение. И он пошел со всей свойственной ему кошачьей хитростью.
- Мне лестно ваше гостеприимство, господин Брут, ровно, как и непревзойденная осведомленность о скромном госте. Но, позвольте, прежде чем мы насладимся изысками кулинарии, задать банальный для такого мерзавца как я, вопрос. – Вновь балансируя на грани между нахальством и лукавством, Аррагона сощурил посветлевшие глаза, но взгляда не отвел, словно надеясь, что так успеет предугадать любой жесть хозяина:
- Чему я обязан таким вниманием, к моей скромной персоне?

6

Брут безусловно заметил откровенный взгляд пирата, открыто рассматривающий его. Но... сей факт , казалось ( и не только казалось) не отразился на холодном спокойствии кровососа. Вампир просто дал себя рассмотреть, привыкший к праздному любопытству  людей и нелюдей, впервые видевших тысяче восемьсотлетнюю "ходячую мумию", "ужасного" бессердечного хозяина Замка Семи Камней. Зато в ответ не отказал себе в удовольствии не таясь приглядеться к Сайгону, к его манере поведения, к "словам"  тела, к "звукам" мельчайшей мимики. . И если вначале взгляд кровососа выражал лишь умеренный познавательный интерес, то чем больше Марк всматривался, тем заинтересованней смотрели на дроу изменчивые , как морские волны глаза. Неожиданно для самого   Брута мелькнула  мысль
-Хм.. А ведь  в жизни он на порядок привлекательный, чем на портрете в медальоне. Одна наглая улыбка чего стоит. А вот этот поворот головы... А как на спинку кресла. Мдя...хорош, однако. 
Жесткие, плотно сжатые губы невольно раздвинулись в неподдельной улыбке.
-Да, кстати, о медальоне. Надо будет поинтересоваться у Малькома, откуда он достал его.
Мысли сколзнули  по спирали, вновь возвращаясь к рациональному зерну,  и улыбка, хоть  и не погасла, но заметтно сменила спектр  свечения. 
-Вы мне поверите, если я скажу, что "гуляя темной-темной ночью по берегу моря, увидел, как красавец-дроу, раздевается на пляже, сатиметр за сантиметром оголяя тело, пока в свет луны не скромно тронул его ягодицы. И с тех пор я потерял покой, в дневных снах видя, как обнаженный соблазнитель рассекает морские волны" ?
Говоря все это, Марк едва заметно посмеивался, откинувшись спиной на спинку кресла и с интересом наблюдая за гостем.
Минутная пауза. Примэро взял бутылку почти полуторо векового  вина, смахнул с темного стекла тонкие нити паутины, глянул на этикетку. Подавшись вперед, сам налил в бокал пирата баснословных денег стоящее спиртное
- Капитан, попробуйте вот это вино с паштетом из фуа гра с трюфелями. Говорят, что очень вкусно. Увы, мне это удовольствие, по понятным причинам, недоступно.
Брут вздохнул, сделал глоток из массивного ,  украшенного по окружности черными и синими камнми кубка белого мтлла, поставленного перед ним лакеем. Посмаковал на языке жидкость, поставил кубок на стол и вновь поднял глаза на дроу, встречаясь с ним взглядом.
Смещливые нотки и улыбка погасли, делая лицо хоть  и приветливым, но серьезным
-Я позвал Вас по делу, Сайгон. Но прежде чем обсудить его, я хочу вас спросить- настолько ли бескорыстна и глубока ваша любовь к золоту, чтобы подергать ради него Судьбу за хвост?  То, что я хочу предложить вам , действительно опасно.

Отредактировано Брут (2008-09-07 12:56:54)

7

Вампир и чувство юмора – две воистину не совместимые субстанции, и нате вам, очередная ошибка Ведьм? Или просто собственное нежелание видеть в бездушных тварях некогда умерших в них людей?
Слушая «удивительный рассказ», Ксантос улыбался, словно бы это и в самом деле было смешно, но глаза оставались внимательными и удивительно спокойными.
Вампир не был ему другом, чтобы можно было расслабиться и ответить чем-то подобным, ровно как и не был кровосос с ним одного «сословия», а, зная способность имперцев оскорбляться даже на мелочах, Аррагона предпочел проявить благоразумие (тем более что к визиту в вампирское логово он, увы, подготовиться не успел):
- Вы правы, я не поверю в подобную легенду, как и в то, что вы пригласили меня попробовать оригинальные яства из любви к добросердечным жестам. – Ответная улыбка была значительно откровеннее: между темных губ стали видны кончики заостренных зубов, а сами уголки губ, как у хитрого кота, приподнялись вверх. Будь они оба животными, этот жест можно было посчитать за агрессию, но ведь, несмотря на все, и гость и хозяин оставались почти людьми?
Подняв бокал повыше, чтобы хозяину не приходилось перегибаться через половину стола, Барон с некоторой затаенной тоской взглянул в вино.
Последний раз с ним были так же добросердечны и обходительны около двадцати лет назад, когда Махмуд II, очаровательно кровожадный османский султан возжелал закрепить связи с Имперской Европой, и пригласив к себе пирата, отравил его прямо на пиру.
Тогда Сайгона спасла еще отцовская причудливая привычка – любовь разбавлять вино водой, что и в этот раз могло оказаться удачным шагом. Жестом показав, что половины бокала ему будет достаточно, полукровка не поленился сам долить воды из графина.
Если яд и там, то уже ни какой рвотный камень не поможет.
Но мысли вновь остались где-то за неизменной лукавой улыбкой, словно подтверждая старое утверждение: уж если пить с Сатаной, то делать это красиво.
Выбор вина оказался хорош, а главное правилен к предоставленному блюду, что несколько удивляло. Вряд ли в этом мрачном замке часто встречали гостей, а вампиры, вроде как питались далеко не обыденной пищей, но, в любом случае, приходилось отдавать должное: к визиту пирата Брут подготовился основательно.
Прикрыв глаза и пригубив вино, Барон едва заметно огладил рукоять сабли: любимое оружие было здесь бесполезно, к тому же вампир не пожелал его разоружить, значит был более чем уверен в собственной безопасности, так что оставалось лишь смаковать терпкий алый вкус.
Вновь же открыл глаза мужчина, только когда вампир заговорил о деле. Теперь в них поселилась откровенная насмешка, словно говорившая:
А стоило ли предлагать обед, если бы вы не были уверены в моей любви к золоту?
Однако вслух Сайгон произнес совершенно другое:
- Все зависит от цены. Если за тысячу золотых вы мне предложите поцеловать вашего главного Инквизитора, находящегося в обществе тридцати имперских мушкетеров, я сочту вас безумным, но сделаю это.  
Поставив бокал обратно, дроу кивком поблагодарил прислугу замка за принесенные блюда, но трапезничать совершенно не торопился.

8

И снова, пока дроу сидел прикрыв глаза, вампир  с интересом наблюдал за изменением его мимики. По- видимому, тому нравилось вино, вот правда для того, чтобы разбавлять его водой, надо быть вараваром. Однако, о вкусах не спорят, и неожиданный жест Сайгона вызвал улыбку.
- Тысяча золотых... тысяча золотых...
Задумчиво повторил слова за пиратом. Потом  снова откинулся спиной на кресло, постукивая костяшками пальцев по драгоценной, черной древесине подлокотника
-Господин Аррагона,  я не стал бы утруждать ни вас, ни себя, ради тысячи золотых. И уж тем более ради поцелуя господина инквизитора и его тридцати мушкетеров. 
Глоток жидкости из бокала, который вампир снова взял со стола. Одна алая  капля пролилась мимо, скатываясь с уголка губ. Промокнув ее белоснежной салфеткой, сложил полотно вдвое положил его на край стола рядом со своей, так и  оставшейся пустой тарелкой.
В комнате, ощущаемая почти физически,  повисла  тишина, пока примэро рздумывал, предлагать, или не предлагать Сайгону безумную авантюру.
Прошло минут пять, прежде чем Брут нарушил тишину.
Взгляд бастарда стал пронзительным, буравящим, вгрызающимся в глаза дроу, словно рвущий внешнии маски одну за другой, проникающим шлубоко внутрь.
- Господин Аррагона, я предлагаю вам выкрасть....
Пауза, во время которой вампир взял салфетку, щелчком пальцев подозвал лакея, что-то шепнул. Слуга вышел и вернулся с пером. Макнув отточенное перо в свой кубок, Брут написал четыре слова и кинул сафетку через стол, туда, где сидел пират.
Безумное предложение, безумный по своей дерзости план. Но вампир и сам был отчасти безумным. Оставалось выяснить, насколько безумен в своем безрассудстве пират.

Отредактировано Брут (2008-09-07 21:32:26)

9

Тысяча кажется вам маленькой суммой?
Зрачки пирата на мгновение сузились, а потом расширились, так же плавно и неожиданно, словно мужчина примерялся, как бы так вскочить из-за стола, чтобы вырвать у хозяина замка ключи от его сокровищницы и поглядеть, где же там тысяча золотых кажется каплей в море.
Безусловно, за свою богатую событиями жизнь, Аррагона держал на руках и большие суммы, но, по большей части, деньги уходили на ремонт шхун, закупку продовольствия, боеприпасов, оплату «ушей и глаз» в наиболее значимых портовых городах, так что на личных расходы много не перепадало.
Вновь, как-то по-новому оглядев комнату, пират поднял свой «кубок», явно желая насладиться оставшейся частью вина, благо, если бы оно было отравлено, лежал бы он уже лицом в той самой гусиной печени и не булькал.
От размышлений Барона о том, сколько денег можно было бы стребовать с «домочадцев» за голову самого Брута, его отвлек хозяин дома, пока что, явно не собиравшейся становиться ни пленником, ни «личным гостем» капитана на светлокрылом Сирокко.
Я предлагаю вам выкрасть… Слова замерли на середине, ловя на крючок ровно все внимание жадного до золота и приключений полукровки, но договаривать кровопийца не стал, изысканным жестом подозвав своего верного «вассала».
Сжав пальцами подлокотник кресла, Сайгон вновь попытался расслабиться, но на затылке волосы вставали дыбом от всевозможных предположений, и одно из них было красочнее другого.
Чтобы стать вновь спокойным, Ксантосу потребовалось приложить не мало усилий, и все равно брошенную салфетку он перехватил слишком быстро, словно в ней была начерчена минимум карта сокровищ.
Коротко и едва заметно облизнув пересохшие губы, дроу с трудом, но все же медленно отодвинул в сторону тарелку и развернул белую ткань салфетки с алыми разводами того же самого, четкого почерка.
Будь дело действительно опасным, подразумевающим некую тайность, капитан бы тоже, даже на Сирокко или на Слепых островах, не стал произносить слова вслух, а ограничился запиской. Но тут…
Моргнув, пират несколько секунд пытался вчитаться в написанное. Нет, смысл слов он понимал, даже мог их перевести ровно на четыре языка, однако начерченное на мягкой ткани казалось бредом сумасшедшего.
Или шуткой?
- Если это шутка, господин Брут, то я не могу оценить вашего юмора… – Несмотря на произнесенные слова, Аррагона улыбнулся, откровенно, вызывающе, и выдержал взгляд мертвеца:
- Если же нет… – Лиловые глаза полукровки сощурились, будто это могло чем-то помочь понять степень безумности хозяина замка:
- Я готов рискнуть.

Отредактировано Сайгон (2008-09-07 21:59:51)

10

Да, интуиция вампира на этот раз не подвела. Капитан Сирокко был именно тем, кто нужен. Во всяком случае достаточно безумен, чтобы согласиться на безумное предложение. Или настолько охвачен любовью к золоту? Брут вспомнил перехваченный блеск в суженных глазах дроу, когда он заговорил  о золоте. В лиловой радужке словно тысячи желтых искр вспыхнули круглые золотые диски сотен тысяч гладеньких монеток, ласкающих пальцы чеканными профелями правителей разных эпох. И примэро ничуть не удивился бы, если бы ему сказали, что Сайгон не против прямо здесь и сейчас свернуть гостеприимному хозяину голову, лишь бы добраться до его подвалов и прибрать к рукам золотой запас.
Отчего-то это предположение вызвало улыбку.  Пират даже приблизительно не представлял, какими ресурсами владеет хозяин замка. И хорошо, что не представлял. Блеск золота Нового Света мог помутить рассудок бесшабашного  дроу. И не такие сходили с ума, видя горы драгоценного металла, который аборигены далекого континента ценили куда меньше бочки паршивого рома, или куска яркой тряпки молодой  обольстительнице на юбку.
Горение дьявольского металла давно перестало будоражить воображение примэро. Чего не сказать об его отражении в глазах молодых красавцев.   
- И все таки, до чего ж он хорош.
Вампир невольно залюбовался игрой  эмоций на лице, в фигуре  дроу. Тысячи оттенков, переходов, бликов. Сжатые пальцы на подлокотнике, напряженная шея, на которой, казалось, встали дыбом серебристые волосы, пылающие блеском лиловые глаза, которые капитан так и не сумел спрятать под веками. Сама жизнь. Плещущая через край, играющая молодым вином, бьющая фонтаном в каждом жесте, в каждом взгляде. Вот это для старого, ходячего мертвеца было куда ценнее холодного, мертвого, как он сам, металла.
-Его кожа, наверное, пахнет ветром и волнами....
Мужчина скользнул взглядом от заостренного  кончика уха, выглядывающего из серебристых волн волос, и скатился вниз, к основанию шеи, к которой любовно льнул прохладный шелк ворота рубашки.
... а на вкус она должна чуть горчить и отдавать свежестью, солью моря..
Губы вампира приоткрылись,  язык скользнул по ним, облизал острые, белые клыки и вновь скрылся за полосками мертвой плоти.
Новый глоток из бокала, и Брут чуть  поморщился. Остывшая жидкость показалась пресной и бесвкусной.
Вместо долгих разговоров на тему -"шутка/не шутка", Брут отставил свое питье, снова щелкнул пальцами, подзывая лакея.
На этот раз слуга  отсутствовал дольше и вошел с подносом, накрытым шелковым платком. Поставил его перед гостем и сорвал покрывало.
-Это вам поможет, Сайгон
Марк закурил, перебивая табком вкус своего пойла,  и рассказал о принесенном артифакте и принципе его действия.

Отредактировано Брут (2008-09-07 23:02:15)

11

Вот так, наверное, мысленно перекрестясь, отправлялись первые корабли к далекому континенту. Впрочем, у гонимых имперскими властями мятежников, выбора особого и не было, у капитана Сирокко – был. Именно что был, до того как он дал согласие.
Сделка с так любимым инквизиторами Дьяволом, не иначе. Впрочем, данный дьявол был очарователен, и, судя по тому, как плотоядно он облизнулся, вампир не прочь был скрасить свой обед чем-то получше, нежели хорошей выдержки вином.
С улыбкой поднявшись из-за стола, дроу поднял с тарелки тяжелый кожаный предмет. Если бы его спросили, как можно окрестить подобную атрибутику рабовладельческого строя, он бы представил нечто среднее между недоуздком или ошейником, однако, при ближайшем рассмотрении решил, что это ремень.
- Предполагается, что это нужно одеть на шею? – Подняв увесистую кожаную вещицу, дроу расстегнул нехитрый замок и примерил вещицу себе на пояс.
«Поясок» оказался полукровке великоват, впрочем, это мужчину ничуть не смутило. Затянув новое украшение так, чтобы свой собственный пояс оказался слегка перетянут, Сайгон несколько игриво поклонился вампиру:
- Дайте мне срок – неделю. Плюс гарантии сверху: за каждого убитого матроса по пятьдесят золотых, раненного - тридцать. Что до моих «офицеров», то за каждого убитого – сотня, раненного – пятьдесят. – Улыбка у пирата стала уж вовсе деловой, и уверенной, словно не он с десяток минут назад подумывал о яде в вине:
- Если вас, господин Брут, устраивают такие условия – я к вашим услугам. – Не поленившись подойти к собеседнику, барон протянул мужчине руку, явно ожидая ответного рукопожатия.

Отредактировано Сайгон (2008-09-08 21:34:09)

12

Пока пират рассматривал артифакт, Брут курил, наблюдая за собеседником. Лишь кивком головы подтвердил, что его нужно надеть на шею, чтобы привести в действие.
-Да, и помните, у вас будет всего час. Через час магический заряд иссякнет. И  тогда, боюсь, мне  дорого встанут ваши офицеры и матросы.
Мужчина усмехнулся, скорее даже не подсчитывая предпологаемый убыток, сумма "страховых  компенсаций"  все равно не шла ни в какое сравнение с барышами что для пирата, в случае успеха, что для примэро.
-А вы не плохо умеете торговаться, господин Аррагона,  и заботитесь о своих людях.
Отметил вампир, и поднялся с кресла, когда гость встал и подошел. 
Горячая ладонь кровососа сомкнулась на протянутой руке дроу, сжала в мужском пожатии, но .. не отпустила сразу, как того требовали правила приличия.
-Вы хотели гарантий, Сайгон. Их хочу и я.
Снокойное, освещенное заходящим солнцем  вечернее море глаз бастарда, потемнело, словно дневное светило разом  скрылось за горизонтом.
-Если вы попытаетесь обмануть меня, рассказав кому-либо постороннему о замысле, или попытаетесь скрыться с артифактом, я вырежу десятую часть невампирского населения Парижа.
Ни грамма угрозы в голосе или шантажа. Голая константация факта. И расчет был прост - Сайгон уже однажды проявил сострадание к людям, отвергнув бессмысленное убийтво стражников. Вряд ли сейчас он захочет обогрить свою душу кровью тысячами  тысяч невинных жертв, ради предательства  и магической вещицы допустить вторую Варфаломееву ночь.
Спокойная, размеренная речь, доброжелательная улыбка вежливого хозяина и ... мощная, холодная  чернота переваливающихся в безлунной ночи морских волн в глазах.
Продолжая держать руку  пирата в своей руке, Брут мягко перевернул ее ладонью  вверх, перехватив у запястья. Взял со стола недопитый бокал белого металла, наклонил... и багровые струи  остывшей, начавшей загустевать крови полились в середину ладони, образуя лужицу на серой коже. Склонив голову,прикрл глаза и  коснулся губами запястья
-Да-а-а.... именно ветром и морем...
Чуть пошевелился и губы утонули в кровавом, потеплевшим от соприкосновния с живым телом,  озерце, втягивая влагу. Язык , скользнув по ладони, собрал последнии капли и вампир распрямился, отпуская запястье. 
-Удачи, вам капитан. У вас четыре дня, начиная с сегодняшнего.
Примэро резко развернулся и , не оборачиваясь, пошел к двери.
А слуги продолжили суетиться у стола, выполняя все тот же приказ- угостить гостя всем, что он потребует и отвезти его после обеда туда, куда он пожелает.
Личные покои-- Покои Кривых Зеркал

Отредактировано Брут (2008-09-28 23:43:04)

13

Час? А если я доставлю вам посылку за пятьдесят с лишним минут?
Конечно, вслух пират ничего говорить не стал, не в его привычках было предупреждать власть имущих о предстоящих  для них трудностях, но улыбку это вызвало.
Мысль, что Сирокко может пострадать, капитана несколько обеспокоила, но он бы много отдал, чтобы увидеть, как в таком вот шикарном зале развернется самое настоящее цирковое представление, так сказать «с огоньком». Ради этого стоило даже «немного опоздать».
С удовольствием пожав крупногабаритному вампиру руку, Аррагона уже собирался уходить, но ладонь как в тиски попала.
Удивленно взглянув сначала на цепкую хватку, потом уже и в лицо Брута, полукровка не улыбнулся, осклабился, слушая «коварные» условия. Одно было определенно «не чисто», Брут решил шантажировать пирата, о кровожадности которого легенды ходили, не чем-нибудь, а убийством людей. Всеравно что шантажировать голодную хитрую лису закупкой новых цыплят.
Но, на фоне такой глупости, возникал более уместный вопрос «откуда месье Брут так хорошо осведомлен об обратном? Не вчерашняя ли история со стражей навела его на подобную мысль. И не в сговоре ли один вампир, с другим?»
От последней мысли пальцы Сайгона похолодели, а вторая рука легла на эфес кутласса, давая понять, что просто так становиться обедом, или просто давать себя укусить, дроу не собирается.
Однако хозяин замка определенно совершал какой-то ритуал, и, даже наглядно продемонстрировал, что в его собственном бокале далеко не вино. От тягучих, вязких капель остывшей крови рука пирата напряглась, как от прикосновений расплавленного свинца. Под кожей, как песчаные змеи, вздулись жилы, а пальцы, крепко сжатые в кулак и того хуже, совсем побелели.
Аррагона злился, испытывая тот самый гнев, что мешал ему вовремя остановить резню на захваченном корабле, простить предавшего его человека, не мстить тем, кто однажды решил унизить или причинить боль.
Гнев, пришедший к нему через отца по крови темных эльфов, просочившийся сквозь добросердечие беглого дроу. Крепко сжав челюсти, мужчина медленно втянул воздух сквозь зубы, но вытерпел часть совершенно не забавного ритуала.
В этот момент в голове крутилась шальная мысль сделать все с точностью наоборот, однако собственный буйный нрав Ксантос в этот раз укротил.
- До свидания, господин Брут. – Вытерев той самой салфеткой с разводами, не вина, а, увы, крови, свою руку, дроу бросил ее обратно на стол, краем глаза замечая, что буквы смазались и прочитать их теперь даже верные вассалы бы не смогли.
Когда вампир исчез, мужчина не стал продолжать трапезу, и покинул, в сопровождении слуг, мрачный замок.

Мост Висельников

14

Уомната для Особых гостей

Мальчишка шел по коридорам, резко оборачиваясь на каждый шорох - кажущийся или настоящий. Жутко было в этом... замке. Словно здесь... словно здесь обитали сплошь такие... очкарики, как в поместье из которого они с отцом сбежали. Такие же... странные, сильные и... жестокие.
Словно давит здесь все... узкие окна, арки, высокие потолки - а душно. И страшно.
Оборотень даже не знал, какими именно чувствами пользуется сейчас - человеческими или звериными - одно понимал точно: кажется, попали они из огня да в полымя.
Большая дверь привела то ли в столовую, то ли в гостиную. Рихард оставил дверь приоткрытой, и обошел комнату, разглядывая картины на стенах, в том числе портрет какого-то мужчины в доспехах, взгляд которого заставлял невольно ежиться.
Богатые владельцы у этого... замка... - мальчику вполне хватило взгляда на посуду, мебель и паркет, чтобы осознать это.
Хорошо, если мы здесь на правах гостей...
Шорох.
- Папа? - вопрос-утверждение с разворота.
Или...

Отредактировано Рихард де Рей (2008-11-04 14:47:55)

15

Особая комната для гостей

НПС Талос

http://s60.radikal.ru/i169/0811/a3/1efd9f016878.jpg

Шлейф "запахов"  волчонка тянулся из комнаты для гостей по леснице, невидимой нитью лежал лежал на полу в коридорах, пока не привел в малую гостиную.
Как и в комнате для гостей , воздух в столовой за спиной Рихарда  заискрился, стал сгущаться, вырисовывая фигуру гнедого кентавра. Материлизовавшись, Талос  огляделся. Человеческое лицо полуконя расплылось в довольной ухмылке- чутье не подвело,  симпатичный  мальчонка был здесь, испугано оборачиваясь на услышанный шорох.
Хорошенький, и, кажется,  еще никем не тронутый. Во всяком случае мордашка была совсем наивной, а круглые, словно налитые яблочки ягодицы, трогательно  и соблазнительно выпирали из штанов. А самое приятное было то, что хозяин явно не для себя наметил лакомый кусочек. Иначе мальчишку поместили бы в покои побогаче. Не был он и знатным гостем, приглашенным самим Брутом. Всех же остальных- пленников, слуг кентавр считал своей законной добычей, если получалось их поймать. На проделки похотливого жеребца Брут смотрел сквозь пальцы, зная злоебучую натуру призрака и  не разрешая трогать разве что управляющего.
И хорошо, что оборотень. Авось не помрет, "отведав" мощный детородный орган коня, толстым, красным "орудием" свисающий сейчас под животом получеловека.
-Иди к папочке, малыш.
Довольно заржал жеребец, подхватывая одной рукой  мальчишку, словно пушинку под живот, поднимая над полом, и второй рукой ощупывая его задницу.
-Ух, какой ты крепенький. Не бойся, тебе понравится.
С этими словами гнедой приспустил  с задницы волчонка штаны.

Отредактировано Брут (2008-11-04 15:29:17)

16

Назвать папочкой эту "скотину" мог бы, разве только, человеко-конь-оборотень. Рихард забился в руках, слегка испуганный и примерно понявший подоплеку происходящего - за случкой жеребцов с кобылами он не единожды наблюдал в родной деревне.
И быть, хммм... жертвой он очень и очень не хотел.
Эмоциональный фон у испуганного и одновременно разозленного волчонка был настолько силен и неустойчив одновременно, что обращение началось, и впившиеся в мускулистую руку "жеребца" просто острые зубы мальчишки несколько мгновений спустя видоизменились в волчьи клыки. Домино выгнуло, выламывая, захрустели кости, мгновение назад привлекательная мордочка потекла, оплавилась, как воск в огне, и из под искривленных-человечьих черт, меняясь, проступила волчья морда. Ри судорожно сжал зубы, переживая волны боли, захлестнувшие тело, пропоров руку коне-человека. Рот заполнила кровь - соленая, горячая, и волчонок зарычал сквозь зубы, не собираясь сдаваться так быстро.
Главное - продержаться до отца. Не может быть, чтобы он не нашел сына сейчас снова.
Конятина (хотя рука была в общем человеческая) на вкус оказалась вкусной, хоть и жесткой.

17

НПС Талос

http://s60.radikal.ru/i169/0811/a3/1efd9f016878.jpg

Мелкий волчонок оказался шустрым и .. даже кусачим. Человеческие, и через несколько мгновений волчьи зубы впились в руку, пропарывая кожу и мышцы. Талос зарычал, но человеческий рык сменился ржанием жеребца, котороому причинили боль. Мальчишка тут же получил увесистый шлепок по ягодицам. .. Ягодицам? Вместо округлой мягкой челоческой задницы, ладонь впечаталась в мохнатый, волчий зад с тощеньким хвостом.
Может кого другого сей факт бы и смутил, но только не Талоса. Кентавра мало что могло привести в ступор,  похоть призрака не знала границ и условностей.
Потому лицо мужчины расплылось в ухмылке.
- Оу! Мохнатая задница! ...
Разжав слабые пока челюсти волчонка , Талос перехватил его поудобнее за шкирку, и, цокая копытами по дорогому  паркету,  подошел к окну. Оборвал веревку, раздвигающую шторы, и, все так же неся обортня за шкирку, напрвился к креслу. Перевернул его, опрокинув спинкой на пол, устроил волчонка  задницей кверху и деловито стал привязывать заднии лапы к изогнутым ножкам.
Увлеченный своим занятием, гнедой не заметил, как воздух в комнате у двери стал уплотняться и темнеть на глазах.

18

Волчонок захрипел от ярости, глаза налились кровью. Коняга бесила, а еще сильнее бесила невозможность сопротивляться. Хотя, что себя жалеть...
Если не отобьешься сейчас - потом будет еще хуже.
Он все-таки ухитрился изогнуться и впиться зубами в запястье кентавра - злобно, сильно,  вложив всю свою силу и ярость, так, чтобы захрустели сминаемые кости. Брызнувшая кровь ярила, горячая, соленая, Домино сглотнул ее и стиснул челюсти еще сильнее. Звериное все больше брало власть над человеческим, он оторвался на долю секунды, перехватывая еще ближе к ладони, вспарывая кожу, разрывая нити жил.
"Лучше сдохнуть..."

19

НПС Талос

http://s60.radikal.ru/i169/0811/a3/1efd9f016878.jpg

Боль в  разрываемых мышцах  и сухожилиях смешивалась с похотью и заставляла кентавра лишь сильнее и жестче скручивать лапы звереныша. Сколько их было у него  таких мелких за его долгую жизнь, которые упирались и визжали вначали, потом громко стонали и просили еще...  если выживали.  А раны, ну так какие проблемы. Может при жизни они и задержали гнедого развратника, но сейчас...  Призрак лишь недобро оскалился,  прижимая веревку раненой рукой, в которую вцепился  зубами мальчишка, затянул  узел второй рукой. Веревка впилась  в  дохленькие лапы волчонка.
А вот уже звереныш распят, лежит, спеленутый, словно младенец, с призывно оттопыренным   кверху задом и прижатым между лап хвостом.
Нажав на мыщцы, соединяющие челюсти мальчишки, Талос заставил пасть разжаться, и высвободил руку.
- Вот и славно, красавчик. А сейчас лежи  тихо. Можешь  поскуливать, но не мешай дяде получать удовольствие. 
Усмехнулся жеребец, продвигаясь вперед, так что кресло, с привязанным к нему мальчонкой оказывается под брюхом коня, а огромный член направленным прямиком в сжатый вход в тело. Тягучая капля смегмы падает на светлый мех, обрамляющий зад Рихарда. Еще мгновение....

НПС Ашер
http://savepic.ru/302945.jpg
Увлеченный "пеленанием" пацана, Талос так и не обратил внимание, что сгущающийся  у двери воздух начал приобретать приобретать очертания огромного, черного тигра.
Материлизовавшись, тигр сделал шаг вперед, смотря красными углями немигающих глаз на  представшую картину
-Талос, что здесь пррроисходит?
Кентавр удивленно обернулся, хмыкнул
-Это ты, Ашер? Да вот, свежее мясце поймал.  Присоединяйся.
Гнедой подмигнул приятелю, явно собираясб продолжить начатое
-Ты с ума сошел. Этого щенка прррритащил гость упррравляющего
Талос нахмурился, тряхнув головой, почесал затылок
-Нитэ? Хм.. С каких это пор к нему волки стали захаживать?
Жеребец задумался. С одной стороны, гостей Нитэ никогда не трогали, если не было на то прямого распоряжения Брута, а с другой... задница волчонка так аппетитно торчала кверху, что стоило сделать одно движение, как член войдет в нее, разрывая нетронутую доселе плоть. И можно будет иметь его, пока надоест, или пока мелкий не отдаст концы. Повздыхав, Талос сделал   еще попытку
-Хочешь, будешь первым? А уж я  после тебя.
Тигр казалось бы лениво переступил с лапы на лапу, но напряженные под темной шкурой  мышцы, заходили  буграми 
-Оставь его, Талос. Я дал слово, что мальчишку не тронут. И ....
Зверь лениво облизал лапу розовым шершавым языком и на мгновение прикрыл горящие багровым глаза.
-Мррр... в паррке, в заррослях у беседки я видел ворррного теневого... Мррр... А тучи затянули небо...
О, против последнего аргумента кентавр устоять не мог. Вороной теневой, если и не покорил с первого взгляда сердце гнедого развратника, то уж манил своим задом так, что все слуги и пленники замка не шли ни в какое сравнение.
- К черту мальчишку.  Забирай его.  Спасибо, друг
С этим словами кентавр испарился быстрее, чем возник.
Ашер подошел к связанному волченку, фыркнул . Острые клыки впились в шелковые узлы, грызя веревки. Талос затянул их на славу, потому тигру пришлось повозиться, прежде чем мальчишка оказался на свободе.
-Ррр! Тебя куда понесло, дуррррень? Прррриключений на свою задницу захотел? 
Не дожидаясь ответа мелкого оборотня, тигр хватил его за шкирку, как таскают неразумных щенков, и большими прыжками двинулся в сторону комнаты для гостей.

Особая комната для гостей

Отредактировано Брут (2008-11-05 00:00:58)

20

В спасение уже не верилось, и Домино собирался взвыть тоскливо перед тем, как сойти с ума окончательно, когда...
Когда появившийся тигр прекратил измывательство над серым.
Но даже и сейчас, бултыхаясь в зубах у огромного зверя, Ри не чувствовал себя свободным от притязаний... жеребца. Одно понятно - что тигр-оборотень по меньшей мере равен ему по силам... или еще главнее и сильнее.
А это значит, что еще несколько минут жизни у него есть.
И ему было все равно, куда его волокут...
Комната для особых гостей

Отредактировано Рихард де Рей (2008-11-06 13:41:59)


Вы здесь » Игра закрыта » Рукописи » Малая столовая


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC