Игра закрыта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Игра закрыта » Рукописи » Личные покои Брута ( без приглашения не входить)


Личные покои Брута ( без приглашения не входить)

Сообщений 21 страница 38 из 38

21

Не понять этого отчаянного взгляда, этих судорожных движений, этого прогоняющего жеста было сложно. Отвращение, ненависть, протест. О.. совсем не так белокожий красавец управляющий вел  себя  с Брутом. В глазах мостра багровым огнем вспыхнула ревность, зависть, неудовлетворенное желание. Если в глубине черных зрачков до этого  светилось что-то человеческое, то отказ вампира резанул застарелой болью, сводящей с ума страстью, бешенством от долгой недоступности объекта желания.
-Ты мой. Сегодня ты мой.
Звериные губы раздвинулись в оскале, обнажая неровные , крупные зубы. Огромная лапища потянулась к окровавленному, истерзанному, но от этого не менее привлекательному телу.
Шероховатые ладони обхватили бедра Нитэ, притягивая уползающего парня ближе.
Минотавр перехватил отчаянный взгляд, брошенный на дверь, за оторым срылся Брут. Зарычал. И этом рыке раскатом зазвучало нетерпение, торжество, что дверь так и осталась закрытой, что удовлетворенный примэро, следуя давно заведенному правилу, не отказался от своих слов.
Почти шестьсот лет он был стражником замка, и почти все это время служил бастарду.
И знал, что мало что может заставить Брута изменить  принятое решение.
Подхватив ноги молодого вампира под колени, Астерион без усилий развел их, выставляя на обозрение уже растянутое кольцо мышц. Рогатая  голова зверя склонилась и шершавый язык широко прошелся по влажной от спермы мошоке, и вверх, по  начавшему опадать члену. А в следующее мгновение, нечеловечески огромное, яротное, как таран орудие толкнулось в истерзанную плоть, безжалотно  дорывая еще сочащиеся кровью разрывы. Объемная головка погрузилась в сладкое тепло, плотно сминая еще дрожащую от предыдущего оргазма простату.
Трубный вой наслаждения вновь содрогнул стены покоев. Зверь замер, но не на долго. Двинулся. И огромый ствол, увитый венами, словно жгутами,  сантиметр за сантиметром стал входить в лоно вампира, проезжаясь по нежному бугорку.  И казалось, ему не будет ни конца, ни края.  Пока наконец бычьи яйца не шлепнулись о раздвинутые до предела ягодицы.
По позвоночнику минотавра прошла крупная судорога, мышцы напряглись и член медлено двинулся назад, выталкивая фонтаны крови. И снова вперед. С каждым новым  движением толчки становилсь все быстрее, грубее, неистовее. Широченная, горячая ладонь обхватила полуопустившийся после пика член Нитэ, заставляя кровь вновь наполнить его похотью.

22

Отчаяние подхлестнуло страх. Ни помощи ни милости ни от хозяина, ни от полузверя, словно скала нависающего над ним, ждать не приходилось. Нитэ даже закричать от безысходности не мог. Движение огромной лапы, и вампиру больше некуда деться. Он отчаянно вцепался тонкими пальцами в ворс ковра, словно это хоть чем то могло помочь. Слова минотавра звучали как приговор, неотвратимый приговор. Пожалуй Нитэ многое бы отдал, что бы вырваться из звериных лап … если бы мог …
Минотавр развел его ноги, раскрывая вампира перед собой, делая его беззащитнее, словно можно было еще более унизить окровавленную израненную нежить. Нитэ откинул голову, не желая видеть то, что собрался делать с ним полузверь. Огромный влажный язык прошелся по телу, заставляя содрогаться от отвращения. Нитэ вновь дернулся бы, если бы хватка минотавра не была такой крепкой.
И вот огромный член полузверя вошел во все еще не достаточно растянутый для таких размеров анус вампира. Нитэ заскреб пальцами по полу, чувствуя, как от дикой боли темнеет в глазах. Рот искривился в беззвучном крике, тело выгнулось и забилось в конвульсиях. Он вновь чувствовал как рвутся мышцы, как расходиться кусками плоть, как кровь сочиться из ран, нескончаемым потоком. Задница казалось немела от не проходящей боли, и одновременно все внутри горело огнем. И вместе с тем, где то на глубине всего этого, в мешанине боли, страха и отвращения, едва заметно, вновь возникало возбуждение. Нитэ выгнулся под минотавром, запрокинув голову, упершись в пол затылком. Руки лихорадочно шарили, скребли ногтями по ковру. Кровь вместо крика шла горлом. Глаза остекленели, взгляд застыл в них словно лед в замерзшем озере, и только в глубине зрачков едва заметно колыхалось безумие. Вампир больше не мог владеть ни собой, ни своим телом, и оно билось в судороге боли и похоти одновременно, извиваясь под минотавром, отдаваясь ему и принимая от него нестерпимую боль, заставляющую вновь продолжать этот безумный не естественный танец, которому казалось, уже никогда не будет конца.

23

Расслабляющая нега теплой воды, сдобренной ароматизирующими маслами, солями и бог знает еще чем. Обнаженные девицы- массажистки, чьи бедра лишь слегка прикрыты прозрачной, ничего не скрывающей, легкой  тканью порхали вокруг нежащегося в ванной вампира. Брут лежал в воде, привычно отдавая тело в мягкие руки красоток, а мысли уже витали вокруг донесения, принесенного минотавром.
Дверь бесшумно отворилась и ванную комнату вошел слуга а в темной одежде. Встал у края ванной, и не поднимая взгляда на хозяина, замер.
Безмолвный диалог. Вампир все так же не шевелясь, не открывая глаз,  лежал в обильной пене, облокотившись затылком на холодный мрамор бортиика. Лишь едва заметные движения мимических мышц то у век, то в уголках губ несли информацию у его реакциях. Вот чуть удивленно  приподнялась бровь, вот искривился уголок рта, вот дрогнули веки и губы раздвинулись в ухмылке.
- Ай ласомбра, ласомбра. Так значит дроу? Хм...Забавно. 
Так же молча слуга протянул медальон с портретом темнокожего мужчины  в широкополой шляпе с роскошным пером.
Брут открыл глаза, взял прохладный овал во влажную ладонь, несколько минут разглядывал портрет, потом положил его на бортик  ванной
-Пригласи его на обед
Слуга поклонился и так же тихо вышел через потайную дверь, не позволив себе даже мимолетного взгляда на сочные, как крупные темные виноградины,  соски полногрудых наложниц.
Из-за двери раздался оглушительный, трубный вой минотавра и хлесткие звуки шлепков тела о тело. Кареглазая шатенка сдавлено взвизгнула, в страхе зажала рот двумя руками, загнано глянула на примэро, побледнела  и медлено , без чувств, сползла на пол.
Бастард поморщился, глядя на раскинувшюся в обмороке на полу девицу, поднялся из воды.
-Одеваться.
Через несколько минут, одетый в тонкую, шелковую, распахнутую на груди  рубашку и плотные штаны по моде 19 века, вампир вышел из ванной.
Чуть замедлил шаг, проходя мимо  рычащего от страсти минотавра, яростно насилующего распластнанного на ковре молодого вампира. Взгляд остановился на мощных, вздутых, пеерекатывающихся при движениях  по спине мышцах монстра, на то напрягающихся, то раслабляющихся при толчках ягодицах. Холодной тварью переполз на исковрканный  болью, немым криком рот Нитэ, на подернутые мутным , неестественным наслаждением глаза. В черных глазах кровососа, как в зеркалах, отразились судорожно подрагивающие, поднятые вверх  белые ноги, дергаюшиеся от толчком ягодицы и входящий между ними огромный, красный от крови и возбуждения член зверя.
Влажный язык скользнул между жесттких губ тирана, облизал показавшиеся в ухмылке  клыки
-Нитэ, мальчик мой. Не забудь после  приказать слугам заменить ковер и кресло. Потом...
Последнии слова низкого, грудного, негромого голоса Брута утонули в оргазменном крике минотавра
______ Малая столовая.

24

От сильных , ритмичных ударов члена в зад тело вампира под минотавром скользило спиной по ковру,  и зверь, закинув ноги парня себе на плечи, сложив его едва ли не вдвое, стиснул его плечи, удерживая на месте. Нежный, белокожий Нитэ бился в судороге боли под огромным монстром, словно бабочка, насаживаемая раз за разом  на непомерно большой гвоздь.
Губы получеловека раскрылись, судорожно искажаясь в гримасе похоти и наслаждения. Горячее дыхание каплями пота стекало по бледные щеки и атласную кожу плеч Нитэ. Головка члена, входя в разодранную полость, ударялась о простату и рвалась дальше, грубже в кровавое,  влажное и сладкое тепло. Глаза быка застилала пелена безумного  блаженства, а из мощных легких вырывались хрипы, смешанные со стонами и трубным мычанием.
Когда в гостинную вернулся хозяин, казалось Астерион этого просто не заметил, как не услышал стук упавшего ванной комнате тела служанки. . Да и до того ли ему было, когда плоть разрывалась от кипящей в венах крови,  внизу живота горело адское пламя, а яйца отяжелели и сладко ныли в приближающемся оргазме.
Зверь едва сдердивал силу, чтобы не раздавить хрупкого любовника в страстных, бесконтрольных  объятиях. Ладонь все быстрее и быстрее ласкала восставший член насилуемого парня. Толчки потеряли ритм, и по телу минотавра прошла судорога, вторая , третья. Зрачки расширлись, рогатая голова резко запрокинулась, упираясь костяными отростками в спину, мышцы  на горле напряглись, выталкивая громкий крик невыносимого блаженства, когда перед глазами вспыхнули миллиарды звезд, а член задергался в тесно плену задницы, выталкивая струи белесой спермы. Зверь замер в напряженной позе, до предела вдавливаясь пахом в ягодицы.
Потом обмяк, с трудом удерживая огромный вес на подрагивающих руках. Подался бедрами назад, выходя из истеранной, залитой кровью и семенем плоти, перевернулся на спину , закрыл глаза. На темных, звериных губах играла блаженная улыбка, словно монстр только что побывал в раю.
Астерион повернул голову  к распластанному на полу любовнику. Шершавый, звериный язык  влажно прошелся в мимолетной ласке по плечу парня . Когтистая лапа осторожно приподняла голову молодого вампира, кладя к себе на грудь.

Отредактировано Астерион (2008-09-06 01:36:45)

25

Боль не проходила, все нарастая, хотя казалось – дальше некуда. Извращенная похоть ползла за ней, обвивая тело своими грязными липкими пальцами. Нитэ уже ничего не видел вокруг и не понимал. Лицо хозяина всплыло из тьмы подступающего безумия, его губы говорили что-то, но малкавиан не слышал ничего, кроме воя минотавра.
Ритм и сила движений полузверя нарастали, и Нитэ уже не пытался ни сопротивляться, ни как либо выражать протест. Он просто отдал свое тело, словно позволив покачиваться ему на волнах … этих штормовых волнах. И тело расслабилось наконец, плавясь под лапой, настойчиво терзающей член. Оно все так же извивалось и билось в конвульсиях, но этот танец разбавляло возбуждение, проходящееся судорогой по спине, заставляющее сжиматься мышцам внизу живота. В ноздри бил запах собственной крови, все дальше уводя в дурман. Кровь была вокруг, она стекала под спину, и казалось малкавиан плавал в ней.
Наконец минотавр кончил, и боль, казавшаяся на пределе, ворвалась в тело с новой силой. Нитэ выгнулся, вцепаясь пальцами в ковер, отчетливо ощущая как рвется плоть внутри, как превращается она в кровавое месиво из крови и тканей. Полузверь двинулся назад, и лишь ощутив свободу, малкавиан кончил сам, ощущая как оргазм вновь свел тело судорогой, добавляя лишь новые ноты во все те же движения танца измученного тела.
Минотавр лег рядом, и Нитэ закрыл глаза, в надежде что к нему больше не прикоснуться, что никто не захочет трогать изломанную истерзанную окровавленную игрушку, что позже слуги просто оттащат его в комнату, и бросят там, брезгливо морщась, и вытирая руки об одежду … Язык тронул плечо, и малкавиан распахнул глаза, ожидая продолжения пытки. Мелькнула мысль, что повторения сейчас вампир просто не выдержит… Но минотавр всего лишь прижал вампира к себе. Странный жест, извращенной ласки. Нитэ не стал спорить и сопротивляться, сейчас он был не в силах сделать что-либо. Попытался подвинуться, но онемевшие ноги не слушались – похоже пылкий любовник разорвал внутри не так уж мало. Малкавиан судорожно вздохнул, покорно уткнувшись лицом в грудь минотавра, и положил руку на его огромный торс. Больше не хотелось ничего – не двигаться, не шевелиться, ни думать, ни видеть никого вокруг.

26

Шершая  ладонь зверя легла на затылок вампира , прижимая его голову  к широкой груди. Тишина в комнате. Лишь дыхание монстра и изможденного парня. Безвременье, когда не нужны слова, потому что их не найти, когда пространство сворачивает коконом вокруг двоих, изолируя от внешнего мира. И не столь  важно , что там внутри этого кокона- ненависть, отвращение, боль, безраличие, симпатия, страсть. Важнее, что там нет одиночества. Минуты, когда не нужны слова.
И жаль, что это не может длиться вечно. Призрачные стенки извращенного  единения источаются, впуская в кокон свет и звуки, впуская запахи  и долги, мысли.
Астерион поднялся, поднимая обессиленного вампира на руки . В начавшем застывать кровавом пятне на ковре разводами отпечатался слепок тела.
Сорвав с окна занавесь, монстр  накрыл с головой лежащего на руках окровавленного парня и толкнул дверь ногой, выходя в коридор. Слугам незачем было видеть управляющего в таком виде, а панический страх перед минотавром отлично поубавлял любопытство.
Подскочивший было стражник у покоев Брута, едва завидев минотавра, быстро ретировался, истово моля  всех ведомых и неведомых богов, чтобы не оказаться на месте  жертвы, лежащей сейчас на руках монстра.

Комната Нитэ

Отредактировано Астерион (2008-09-09 22:28:37)

27

Казалось, все вокруг замерло. Полузверь не шевелился, но и вампира не было сил сделать ни движения. Он просто замер на на огромной груди минотавра, едва дыша, неподвижно, балансируя на грани потери сознания, после волны боли, отхлынувшей, и вновь возвращающейся, словно прилив – то сильнее катящейся по телу, то уходящей, становясь почти незаметной…
Наконец минотавр встал, поднимая вампира на руки. Нитэ застонал бы, если бы хоть звук мог вырваться из его разорванного горла, вцепился пальцами в огромные руки, ожидая от чудовища что угодно … Но тот всего лишь накрыв его занавесью вынес из комнаты. Едва веря, что все кончилось, что все позади, Нитэ затих на руках минотавра, боясь пошевелиться, боясь сделать что-то не так. А тот только нес его по коридорам замка, и судя по быстрым удаляющимся шагам, отдающимся гулким эхам под каменными сводами, одним своим видом не позволял приблизиться любопытным.

Комната Нитэ

28

Парк вокруг замка

Приказав слугам  помочь  Мередит  с мальчишкой и снарядить сопровождение охраны до ее замка, Марк отправился в личные покои, где его  ожидал слуга, перепутавший трубку и сигары.  За время общения с гостьей, примэро выпил от силы пару бокалов крови, был голоден и сейчас собирался плотно поужинать. Или позавтракать. Что было без разницы. 
Через несколько минут, как  вампир зашел в комнату, слуги вынесли из покоев обескровеленный труп, а сам Брут блаженно растянулся на роскошной постели, приказав себя не беспокоить.

Отредактировано Брут (2008-10-24 22:00:21)

29

Тишина и еле слышный звук шагов, будто в комнате кто-то ходит – но никого и нет. Ковер на полу проминается, словно под тяжестью ступней, кого-то маленького и легкого, и тут же исчезают, появляясь в другом месте. Кто-то остановился у статуи, с раскрытым ртом и замер. Через минуту в комнате, рядом с кроватью, на которой спит вампир, материализуется мальчишка, который стоит, засунув палец в открытый мраморный рот, и задумчиво рассматривает композицию, как и все предметы в помещении. На появившемся из ниоткуда легкая полупрозрачная сорочка. Юный дух появившийся несколько дней и вместе с тем получивший достаточно знаний о людском мире словах и обычаях не отходит от статуи, все так же продолжая задумчиво водить пальцем в полости рта. Взгляд серых глаз скользит по полотнам на стенах недоуменно и с улыбкой, мальчишка наклоняется, задирая сорочку, но ничего из изображенного у себя не обнаруживает. Видимо его форма ещё не так совершенна как хотелось бы… Рядом лежат множество разных приспособлений, неизвестного значения, длинные с рукоятью, блестящие круглые, и ещё разных странны форм, мальчишеские руки сгребают лежащий инвентарь в руки. Алчно рассматривая с веселым блеском в глазах… Он возвращается к статуте и начинает примерять рукояти по размеру ротовой полости, в итоге находиться одна вещь, которую от и оставляет во рту несчастной статую с измученным выражением лица… Два белящих металлических кружочка – для чего они, совершенно не ясно… похожие на браслеты – но так же носить не удобно…
Тут же находиться одна из статуй с «эрегированным членом», и упомянутая вещь одним кольцом одевается сверху, а второе болтается прикрепленное цепью и мальчишеские пальцы подталкивают наручники как маятник часов, заставляя раскачиваться. Слышится тихий смех… Мальчишка поднимается воздух к потолку, к огромной люстре утканной свечами и развешивает на неё остатки найденных на полке вещей, некоторые прочно привязывая, чтобы не упали – теперь с потолка свисают рукояти и нити плетей хлысты, шипы и перья, а дух улыбается получившемуся украшению. Секунда и мальчишка оказывается сидящим сверху на спящим вампире – его вес не чувствуется, блондин склоняет голову повернувшись ухом к губам и прислушивается к мерном дыханию. Водит пальцем по сомкнутым губам, с интересом, надеясь, что и этот откроет рот и можно будет запихнуть палец внутрь...
хотя может сунуть его в нос этому господину, или в ухо?
Так и не найдя ответа мальчишка спускается вниз, обнаружив на том «короткие штаны» страной расцветки и узоров… Ярко красные с золотой вышивкой, такие же полу прозрачнее как сорочка духа, но явно не скрывающие в своих очертаниях какую то странную выпуклость… Дух с интересом рассматривает вышитый золотыми нитями на красном шелке узоров… Он видит там женщин и мужчин, каких то странных зверей, группами или отдельно и их позы напоминают картины на стенах, и скульптуры. Кто же так старался нанося этот дивный узор на ткань? Но все интересней, что под этой тканью. Дух ловко стаскивает брэ, растянув губы в задорной улыбке. Он видит член, спокойный, не возбужденный и не жаждущий плоти, снова задирает свою рубашку и сосредоточившись делает такую же копию у себя, сжав красно золотую ткань в руке, уходит с кровати. Прозрачная рубашка топорщиться, и дух недовольно дует губы. Совсем неудобно ходить с такой вещью, Поэтому точная копия члена спящего мужчины исчезает так же, как и появилась. Юноша кружит по комнате, размахивая пестрой тканью брэ, смеясь. Ещё секунда и в комнате никого нет. А дух уже довольно далеко от замка…

30

Пол дня вампир провел в постеле, забывшись сном, так похожим на простой человеческий. Хоть Мастеру примэро он не и не требовался, как живым существам, но Брут порой не отказывал себе в этом удовольствии- понежится в постеле, видя красочные сны, так похожие на сны живых. Тоненькая, едва заметная пунктирная ниточка, создающая иллюзию жизни, она относилась к тому немногому, что старый кровосос еще ценил, что не давало ему окончательно превратиться в  мыслящую, ледяную, мертвую машину.
Вот  сегодня ему снились отрывчатые картины далекого детства- деревья в отцовском саду, белопенный прибой теплого моря, нагретые солнцем камни, мокрый, пропитанный морской солью песок. Где, в каком укромном уголке мертвого, ледяного мозга они сохранились? Трудно сказать. Но иногда, они неожиданно всплывали, и череда веков в эти моменты на миг переставала не казалась абсолютно пустой.
Проснувшись, вампир еще минут пятнадцать лежал с закрытыми глазами, пытаясь поймать ускользяющие тенями ощущения от сна. Но.. иллюзия таяла, словно утренний  туман под палящими лучами солнца.
Мужчина вздохнул, потянулся, открыл глаза и ..... взгляд тупо уставился на люстру, "украшенную" столь причудливым образом.
-Ну и какого хрена?..
Брут сел на постеле, оглядел комнату  несколько растеряным со сна взглядом, отмечая наручники, одетые на одним концом на член статуи, и плеть, засунутую рукоятью в форме фаллоса ей же в рот.
Не смотря на приказ, его не беспокоить, в комнате явно кто-то побывал, пока он почевал в объятиях Морфея. Такого, за свою долгую жизнь, вампир не припоминал, чтобы в Замке слуги  ослушались его приказа. Хотя.. во время  долгого отсутствия Сенатора, управляющий мог и распустить холопов. 
- Нитэ!
Кровосос зарычал, одним движением поднимаясь с постели
-Нитэ!!
От повторного рыка вампира камни в стенах Замка содрогнулись, словно тело живого существа, почувствовавшего гнев хозяина. Ощутимая вибрация энергетики кровососа ударной волной разливалась по коридорам и покоям, по подвалам и подсобным помещениям, холодным потом проливалась по хребтам обитателей Замка.
-Хозяин серчает.
Тихо охнула кухарка на кухне, роняя кастрюлю на  пол. Поваренок вздрогнул и забрался под стол, блестя оттуда пепепуганными  бусинами карих глаз.
-Проснулся таки, проклятый. Стоять, стоять, травяные мешки! Тпррруу! 
Ворчливо сплюнул скозь зубы конюх, пытаясь успокоить  закозливших в стойлах жеребцов.
Истово и набожно перекрестился побледневший крестьянин, привезший на  старой лошаденьки, запряженной в нехитрую телегу запас продовольствия в замок.
-Свят меня, свят.Прости, Господи, грехи мои тяжкие
Забормотал мужиченка, резво  заваливаясь боком на телегу,  стегая лошадь и проклиная тот час, когда позарился на цены, которые платил кровосос за продукты для обитателей проклятого  жилища.
Брут же тем временем тигром ходил по  спальне, находя все новые и новые вещи не на своих местах, пока...
-Твою мать! А трусы-то где?
Не, все конечно в жизни случиться может, но чтобы вот так- в собственном доме, в собственной спальне,  в собственной постеле проснуться без собственных  трусов?
-НИТЭ!!!

31

» Комната Нитэ

Нитэ отворил дверь и бесшумно проскользнул в комнату. Следующим шагом он оказался уже подле Брута привычно молча, но вопросительно глядя в помрачневшие от гнева глаза. Энергии, исходящей от примэро было достаточно, что бы страх волной окатил малкавиана, заставляя напрячься, собрать себя в кулак, с бесстрастным лицом стоять перед ним, вытянувшись в струну, словно статуя… Статуя? Изменения в интерьере Нитэ уловил сходу боковым зрением, но не сразу придал этому значение. Теперь же он с плохо скрываемым удивлением взирал на причудливо украшенную статую, переводил взгляд на прочие невесть откуда взявшиеся новшества.
Управляющий вовремя успел подавить вопрос о том что здесь произошло, так и не дав ему сорваться с губ. Пожалуй, если бы Брут смог на него ответит, то вел бы себя несколько иначе.
В полной растерянности Нитэ стоял перед хозяином замка, переводя взгляд то на него, то на окружающую обстановку, и слишком хорошо понимая, что сейчас тут лучше бы не быть.
- До рассвета я выясню, кто это сделал, - тихий, чудом не дрогнувший голос, тщетная попытка оттянуть время.

32

Не обременяя себя трудом одеться, примэро стоял посреди комнаты, в упор смотря на пришедшего на зов управляющего. Весь вид Нитэ говорил, что малкавиан понятия не имел, что произошло в комнате, когда хозяин спал.  Однако это не оправдывало его, скорее наоборот. Управляющий на то и управляющий, чтобы знать все, что происходит в доме, если только это не личные дела Брута. А уж следить за порядком в покоях, заботиться о шмотье/белье и прочем барахле Сенатора, так это вообще было его первейшей и непосредственной обязанностью. Сам Брут подобными мелочами, как шмотье, никогда не занимался. А так как ни жены, ни Зеркала у кровососа никогда  в помине не было, то  давно переложил сей утомительный труд на управляющего, а заодно и личного камердинера.
-Твою мать! Нет, ты мне скажи, где мои трусы? И какая сволочь,  и как умудрилась их снять, когда я спал? Да так, что я не заметил?
Вопрос задавался  молодому вампиру, но примэро похоже не ждал ответа, догадываясь, судя по его растерянному виду, что ничего толкового тот сейчас не скажет.
-Выяснишь, выяснишь. Если ноги волочить сможешь
Пробурчал кровосос и, словно больше не замечая Нитэ, стремительным шагом направился к двери.  В дверях обернулся и кинул через плечо.
- Собири плети  и ступай за мной. Кстати, найди мне, черт возьми,  новые трусы и халат. В этих твоих  дьявльских ящиках с барахлом сам Сатона не разберется. 
Вампира следовало наказать. И за беспорядок в спальне, и за плохо обученного слугу, который не угодил за ужином с Госпожой Теней, и за испорченное пробуждение от сна.
- Боги, боги. Тяжка доля хозяев поместий. Сам трехглавый Цербер изрыгнул  из чрева своего нерадивых слуг и пустил их гулять по миру, в наказание нам, бессмертным.
Мыслено сетовал кровосос, абсолютно искренне считая, что "воспитание" плетью слуг, не разбирая долго, прав ли тот, виноват ли, едва ли не его святая обязанность. Впрочем, нельзя сказать, чтобы обязанность эту Брут не любил. Переспектива  насладиться чужой болью потихоньку начала  приводить садиста в благоприятное расположение духа.
- Но все равно.... О Зеркале и Звере надо бы  подумать. А то... так и буду без трусов ходить. 

____ Покои Кривых Зеркал

Отредактировано Брут (2008-10-28 23:39:16)

33

Вопросы сыпались на голову управляющего, и тот радовался, что это пока еще слова. Однако и вопросы заставляли похолодеть, стоило лишь понять из сказанного, что кто-то проник в замок незамеченным. Особых бед кто бы то ни был не натворил, судя по беспорядку вокруг, но сам факт того, что он оказался здесь … Опустив голову, Нитэ посматривал на хозяина исподлобья, молча внимая его словам. Обещания были давно привычны, и вампир не раз проверял на собственной шкуре, насколько они правдивы. Не смея перечить, не думая оправдываться, малкавиан только кивал, выслушивая распоряжения.
В хозяйском бельевом шкафу Нитэ ориентировался почти с закрытыми глазами. Пара не глядя выбранных вещей,  снятые со стены плети. В слабой надежде, что Брут сейчас слишком зол, что бы заметить, управляющий оставил на стене висеть пару тех из них, что жалили особо беспощадно.
Собрав поклажу, Нитэ покинул комнату вслед за примэро, идя за ним по опустевшим коридорам замка. Слишком отчетлив был зов, из-за которого все остальные попрятались, в желании сберечь свою шкуру. Для успокоения, малкавиан подумал, что позже отыграется на охране, пропустившей неизвестного в замок. Много позже … когда сможет …

» Покои Кривых Зеркал

34

Покои Кривых Зеркал

Вернувшись из покоев Кривых Зеркал, Брут принял ванну, приказав слугам приготовить официальный фрак, гербовую карету. На сегодняшнюю ночь было назначено заседание Сената, посвященное нападению на Собор. Муторное дело, со странными мотивами. Хотя.. определенную выгоду за собой оно повлекло.
А вот мальчишке слуге, приготовленному сегодня на ужин кровососу, повезло несказанно. Насытившись кровью вервольфа, Брут отказался от еды, и , выйдя из ванной, облачился в срогую одежду, в которой обычно появлялся в Сенате.
Через пол часа карета Главы Сената выехала из ворот замка. До начала заседания было еще много время, но Макр привык приезжать первым, а до города еще надо было добраться. Да и не лишним было бы своими глазами посмотреть на то, что творится в городе. Доклады членов ордена, это конечно хорошо. Но свои глаза, оно надежней.

Квартал Тюильри. Зал заседаний Сената

Отредактировано Брут (2008-11-23 22:55:10)

35

Зал заседаний Сената

Ночь подходила к концу, когда Сенатор вернулся с заседания. Усталость брала свое, но, работа есть работа. Кровосос к ней привык, и если бы не вмешательство его Императорского Величества, все прошло бы чиннно, мирно и  банально.
Калигула же задал задачку, притащив в Сенат примогена ласомбры. Зачем? Почему? Вот это оставалось загадкой, да еще какой. Хорошо, если  примоген примэро, просто "пошутил" в своем стиле, сделав сенатором одного из своих многочистленных любовников. С него станется, и это было бы оптимальным вариантом. Цезарь сделал сенатором своего коня, Калигула своего "мальчика для постели" , велика ли разница? Кстати, а является ли Мессала его любовником? Тоже вопрос.
Брут вспомнил, как Гай поднимал Калигулу на руки, чтобы уложить на диван. Вспомнил, как поистине   изящно  позаботился правитель, чтобы обеспечить своему протеже  место за столом совещания, и не поставить новоиспеченного сенатора в неловкое положение, заствив стоять.   А Брут бы заставил, если бы не предуспомрительность его величества. О ком мог так заботиться Калигула? .... Нет, они любовники... как минимум.  Кстати, .. Мессала показал слишком большую осведомленность  в делах императора.   И это тоже  настораживало.  Почему Гай  так рьяно заинтересовался отравлением, что поднял этот вопрос в Сенате  не имея доказательств на руках? Глупость? Не изощренность в политике и законодательстве? Или спонтанные эмоции?
И, самое главное,  как далеко он готов зайти в расследовании дела? Вопросы, вопросы, вопросы..
Сенатор задумался, просчитывая варианты возможного развития событий. Чуть помедлил, снова и снова проверяя расчеты, и наконец принял решение.
- Майкрафт, думаю пришло  время немного помочь господам инквизиторам в расследовании дела о нападении.  Позаботься об  этом.
Брут мельком глянул на часы- если поторопиться, можно успеть встретиться с Лангре. Срочности особой не было, но он давно собирался его навестить и забрать заказанное зелье.
А вот  к мальчишке -слуге под утро судьба повернулась задницей. Если вечером кровосос отказался от ужина, то сейчас накинулся на него с рьяностью голодного хищника и едва ли не полностью обескровил его, восстанавливая силы.
Переодевшись в менее официальную одежду , Брут приказал перезапрячь лошадей в карете. Быстрее было бы доехать верхом, но , увы, близился рассвет, который мог застать в пути.

Замок Кохем

Отредактировано Брут (2008-11-24 22:15:55)

36

______Замок Кохем.

Из замка Лангрэ Брут вернулся лишь с заходом солнца. Ванна, небольшой отдых, и мужчина вновь оделся, собраясь навестить примогена малкавиан, чтобы выполнить обещание , данное Оргену при их последней встрече.

Здание театра

Отредактировано Брут (2008-12-24 21:12:01)

37

Здание театра

Увы, разговор с прмогеном малкавиан не дал ожидаемоего результата. Череп дракона исчез в неизвестном направлении вместе с тапочками Курта.
Бросив поводья подоспевшему слуге, Брут поднялся в свою комнату и занялся разборкой доументов, до которых все никак не доходили руки.
Уже стемнело и ночь вошла в свои права, когда сенатор отложил бумаги и  приказал запрячь жеребца

Трактир Драконья башня

Отредактировано Брут (2009-01-06 21:23:22)

38

Малая столовая.

Покинув  свое вновь обретенное Зеркало, вампир прошел в личные покои, сел в кресло и прикрыл глаза. Зеркало... Уж кому-кому, как не кровососу, знать что это такое. Об этом можно рассказывать часами, пытаться словани передать нюансы того единства, которое возникает между двумя различными существами. И одно дело знать об этом, совсем другое- чувствовать самому.
И кровосос сидел в своей комнате, впервые в жизни смотря на мир ..чужими глазами. Смотря на комнату , из которой только что вышел, лиловыми глазами Сайгона. И это, только начало....
Брут чуть улыбнулся, когда пират облегченно засмеялся,  пока не поняв, что стал Зеркалом, сжал губы, когда комната покачнулась перед глазами, хмыкнул, увидев служку, невольно сглотнул горячий комок в горле,  когда  дроу переодевался, усмехнулся и покачал головой, когда жемчуг оказался на шее мальчишки.

Вошедший служка застал примэро все так же расслаблено сидящим в кресле. Помялся на пороге, холодея от ужаса, что сейчас предстоит хозяину рассказать о подарке его гостя.
-Сегодня тебе очень повезло, Джимми.  Жемчуг твой.
Не открывая глаз, произнес Сенатор.
Мальчишка вздогнул, словно его ударило молнией, вытаращил перепуганные глаза на хозяина, думая, что ослышался. Марк махнул рукой, отправляя слугу с миром восвояси.
- Не щеголяй перед остальными слугами им. И за меньшую сумму тебе могут оторвать голову. Он стоит столько, сколько вся твоя деревня, вместе с хибарами, стадом, крестьянами и кузней.   Плюс парочка близлежащих. Ступай.
Мальчишка пятясь, вышел из комнаты вампира, так и не поняв, что произошло. Брут же... для него все было логично и очевидно. Ксантос взял! подарок. И это было самым главным.  А что он сделал с ним потом- было уже  не важно. Это было его право- носить украшение, продать, подарить, да просто выкинуть.  Вещь и право распорядится ей  принадлежала ему.
Сенатор поднялся из кресла и подошел к окну, чтобы увидеть удаляющуюся по аллее парка фигуру на сером в яблоках жеребце, как Зов примогена резанул по нервам.
- Ого! ОДнако.
Что могло понадобиться Калигуле? И .. в каком он состоянии? До сих пор жив? Хотя, конечно же жив... пока. Смерть Калигулы примэро  почувствовали бы первыми.


Вы здесь » Игра закрыта » Рукописи » Личные покои Брута ( без приглашения не входить)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC